Арктика и Север

Наука

Развитие журнала «Арктика и Север» по данным РИНЦ:

Science-Index.jpg
5-impact-factor-rus.jpg
10-Hirsch.jpg
 

Предложение об изменении названия «Арктическая зона Российской Федерации» на «Российскую Арктику» в проекте ФЗ «О развитии АЗРФ»

Версия для печати
09.08.2016

Предложение об изменении названия «Арктическая зона Российской Федерации» на «Российскую Арктику» в проекте ФЗ «О развитии АЗРФ»


В связи с подготовкой проекта ФЗ «О развитии Арктической зоны Российской Федерации» прошу узаконить название «Российская Арктика» вместо нелегитимного названия «Арктическая зона Российской Федерации», как не отвечающего национальным интересам Российской Федерации в Арктике.

Во-первых, «Арктическая зона Российской Федерации», её легитимный статус, состав, границы акватории и суши, порядок внесения изменений пока ещё так и не определён на законодательном уровне. Понятие АЗРФ появилось по историческим меркам совсем недавно. Оно было официально установлено 22.04.1989 решением Госкомиссии при Совмине СССР по делам Арктики. Это название не употреблялось в известном постановлении Президиума ЦИК СССР от 15 апреля 1926 г. и других документах до конца XX столетия. Концепты «Российская Арктика» и «Арктическая зона РФ» по входящей в них сухопутной территории являются идентичными. Но нередко они употребляются в различных смысловых контекстах: внутреннем — АЗРФ и внешнем — это «Российская Арктика», на территорию и акваторию которой в соответствии с международным правом распространяется юрисдикция российского государства. В настоящее время впервые появилась историческая возможность уточнить на уровне российского государства название сухопутных территорий и акваторий России в Арктике в связи с обсуждением проекта федерального закона «О развитии Арктической зоны Российской Федерации».

Во-вторых, основное значение употребляемого в науке концепта «зона» — чисто географическое с приоритетом природных особенностей Арктики без учёта национальных интересов России. Всё дело заключается в том, что Арктика — это не только «чистая» география с её природными зонами, не умаляя ничуть её значимости, но и социум, культура, экономика, геополитика, история, наконец. Ключевой ФЗ «О развитии Российской Арктики» не должен по смыслу зацикливаться на монополии одного узкого географического подхода, а основываться на междисциплинарном, гуманитарном подходе, на чётко выверенных терминах права, не забывая о восприятии этого названия людьми как внутри страны, так и за рубежом. Не зря ведь говорят, как назовёшь корабль (АЗРФ или Российская Арктика), так он и поплывёт. Использовать в федеральном законе понятие «зона», пусть и с благими географическими намерениями, — значит снова тянуть Россию в прошлое, а не в будущее, не в XXI век. Речь при этом идёт не об отказе от употребления самого концепта «зоны» в географии, а о более серьёзных смысловых понятиях национальных интересов российского государства в Арктике, его безопасности, о геополитике и экономике, международном имидже нашей арктической страны.

В-третьих, национальные интересы России в Арктике по своему содержанию являются выражением потребностей не только государства, но и общества, людей. Человеческое измерение Арктики основывается на самоидентификации, настроениях северян. В Российской Арктике проживает 2,5 млн человек. У какой-то части из них неизбежно возникают ассоциации, к сожалению, не только с географией, но и со СЛОН, Норильсклагом и другими подобными «гулаговскими зонами» нашего исторического прошлого. Не каждому человеку доставляет большое удовольствие идентифицировать себя с людьми какой-то непонятной «арктической зоны», что в общем-то и показало проведённое в феврале 2016 г. зондажное исследование «Российская Арктика или Арктическая зона».

В-четвёртых, нельзя сбрасывать со счетов и международное восприятие «арктической зоны» за рубежом, иностранными туристами, вопросы о формировании имиджа российского государства, использовании мягкой силы. Ни в одной арктической стране мира нет названия Арктики как «зоны», только у нас в России (в США — арктический регион, Канаде — Канадский Север, в Норвегии — Крайний Север, высокие широты). Зачем же самим давать лишний повод снова использовать против России мягкую силу, употребляя исторически изжившую себя гулаговскую терминологию, уподобляться унтер-офицерской вдове, которая сама себя высекла.

С учётом изложенных выше аргументов, прошу не легитимизировать название  «Арктическая зона Российской Федерации» и рассмотреть вопрос об его изменении при подготовке и обсуждении проекта ФЗ «О развитии Арктической зоны Российской Федерации» на проект ФЗ «О развитии Российской Арктики». Появляется политическая и юридическая возможность провести тщательный аудит всех законных и подзаконных правовых актов об арктическом регионе России, что несомненно позитивно скажется на практике  правоприменения арктического законодательства на местах, в субъектах и муниципальных образованиях. Временные затруднения и затраты при проведении этой работы ничуть не дороже национальных интересов России в Арктике, формирования позитивного имиджа российского государства, нашей страны.

Лукин Юрий Федорович, доктор исторических наук, профессор, заслуженный работник высшей школы Российской Федерации, главный редактор научного журнала «Арктика и Север» Арктического центра стратегических исследований Северного (Арктического) федерального университета имени М.В. Ломоносова. Телефон: 8 921 084 00 20. E-mail: lukin.yury@mail.ru

3 августа 2016 года
г. Архангельск


Возврат к списку


 

Арктические новости