Арктика и Север

Наука

Развитие журнала «Арктика и Север» по данным РИНЦ:

Science-Index.jpg
5-impact-factor-rus.jpg
10-Hirsch.jpg
 

Лукин Ю.Ф. Новая «Арктическая лига» как инструмент миротворчества

Версия для печати
19.05.2020

Лукин Ю.Ф. Новая «Арктическая лига» как инструмент миротворчества

Irvin Studin (Ирвин Студин), доктор философии, главный редактор и издатель журнала Global Brief, президент Института проблем XXI в. (Торонто) предложил создать новую «Арктическую Лигу» («Arctic League»). Его статья «Как новая Арктическая лига может спасти мир после пандемии коронавируса» 11 мая 2020 г. была опубликована старейшей англоязычной газетой Гонконга «South China Morning Post», которая принадлежит семье миллиардера Robert Kuok, поддерживающей центральное правительство в Пекине, издательская группа SCMP Group. На следующий день статья была оперативно перепечатана в Иносми. Ирвин Студин считает, что новая структура могла бы стать «первым крупным региональным миротворческим учреждением XXI века» (first major regional peacemaking institution of the 21st century). Это позволит Вашингтону, Пекину и Москве объединиться под общим регулирующим зонтиком и превратить неизбежное поле битвы в театр дружбы. Необходимо заметить, что статья сверхактуальна в наше смутное время, ибо сама по себе идея миротворчества, сотрудничества всегда более привлекательна, чем противостояние в любой форме от холодной войны до горячих точек в глобальном социуме.

Какая мотивация используется для обоснования создания «Arctic League»?

Ход рассуждений автора основывается на том, что мир, который выйдет из Великого карантина (the Great Quarantine), будет наполнен глубоким недоверием и растущей дезинтеграцией международных систем и структур. Такой мир будет отчаянно нуждаться в институциональном обновлении, чтобы восстановить отношения через границы, стимулировать экономический рост и предотвратить перспективу войны между великими державами: США — Китай, Россия. Во второй половине XX в. существовали два основных региональных института миротворчества — Европейский Союз (ЕС) и Ассоциация государств Юго-Восточной Азии (АСЕАН). Первым крупным региональным институтом миротворчества XXI в. после пандемии коронавируса, по предложению Irvin Studin, может стать «Арктическая Лига». Эта международная структура должна включать Канаду, США, Россию; несколько северных европейских государств, если не весь ЕС; из Северо-Восточной Азии — Китай, Японию и ещё две Кореи. Азиатские государства не являются, строго говоря, «арктическими государствами», их иногда называют «приарктическими» или квазиарктическими государствами. Автор формирует предлагаемый перечень стран по геополитическим причинам, а не по географии, поскольку «Арктическая Лига» должна включать крупные государства, необходимые для обеспечения глобального мира в посткоронавтическом мире. Новая «Арктическая Лига», черпая свободное вдохновение из средневековой Ганзейской Лиги, обеспечит организационную основу и правила игры для мирной международной торговли, транспорта, путешествий, науки, культуры, энергетики, межличностных и экологических отношений в Арктическом регионе, который быстро открывается из-за изменения климата, таяния вечной мерзлоты и морского льда. Таким образом, Арктический регион через сушу, море, воздух и космос становится интенсивной транспортной коммуникацией, по крайней мере для трёх континентов: Северной Америки, Европы и Азии, а также ведущих (часто ядерных) стран, представляющих почти 3 млрд человек. В настоящее время механизмы, связывающие эти континенты, крупные государства, значительные группы населения и рынки в устойчивом, продуктивном и мирном сосуществовании на всей территории Арктики, не существуют, несмотря на деликатную и корректную деятельность Арктического совета (light-touch Arctic Council notwithstanding), — отмечает Irvin Studin.

Сильные и слабые стороны «Arctic League», возможности и угрозы

«Арктическая Лига», оперативно обсуждаемая и запускаемая вскоре после чрезвычайной ситуации с коронавирусом, позволит собрать Вашингтон, Пекин и Москву под эгидой единого регулятора, а также приведёт режим управления к новому «интерстициальному» (interstitial — образующий трещины, промежуточный) геополитическому пространству, которое окажется в сфере интересов нескольких конкурирующих и часто противоречивых международных структур. Это Нафта 2.0 (новое торговое соглашение USMCA между США, Мексикой и Канадой), Европейский Союз, Евразийский экономический союз и различные экономические структуры Азии, — считает Irvin Studin.

Таким образом, новое промежуточное геополитическое пространство заранее прогнозируется временным и не очень надёжным с позиции управляемости международных отношений из-за наличия разногласий, противоречий, некой промежуточности.

Какие ещё возможности открывает создание «Арктической Лиги»? Самым привлекательным аргументом, скорее всего, становится сохранение и упрочение устойчивого мира в Арктическом регионе, возможность влиять и управлять здесь военными приготовлениями. Это может быть локус (местоположение) одного из великих мирных проектов раннего Нового века. Irvin Studin уточняет: «Безусловно, такая международная архитектура потребует героического руководства со стороны нескольких столиц, включая Оттаву, и стратегического и политического терпения со стороны Пекина, Москвы и Вашингтона. Но Арктика в настоящее время представляет собой достаточно безобидный и даже «дружественный» образ для большинства стран мира — даже если из-за основной наивности в отношении огромных ставок в игре». Встраивание великих держав в одну предсказуемую регулирующую структуру, от которой они обычно не хотят убегать, — вот гениальность сегодняшнего ЕС (и АСЕАН в меньшей степени) как мирного проекта, маскирующегося под колоссальный экономический проект. Превратите потенциально неизбежное поле битвы Арктики, — крупнейший театр военных действий в мире по площади арктических территорий, — в арену геополитической дружбы, замаскированную под посткоронавирусную ассоциацию стран по развитию торговли, туризма, научного и педагогического обмена, мы, возможно, спасём весь мир (Irvin Studin). Арктическая Лига позволит создать принципиально новую платформу, логику и представления для двустороннего и многостороннего сосуществования, — вместо эскалации США и Китая в информационной войне, экономических взаимных обвинений и целенаправленного наращивания военного потенциала. Возможны совместные китайско-американо-российские инфраструктурные, научные и экологические проекты в Арктике, распространение новых трансполярных воздушных маршрутов, соединяющих крупные северные канадские города, такие как Инувик, Икалуит и Черчилль, с северными российскими городами, такими как Мурманск, Якутск и Норильск, а также регулярные морские перевозки и торговлю между портами Северной Европы и Азии, как по Северному морскому пути, так и по Северо-Западному проходу, — прогнозирует Irvin Studin. 

Очевидно, что для реализации любых арктических проектов в экономике потребуются чётко обоснованные и просчитанные потребности в их осуществлении в условиях новой кризисной экономической реальности, огромные инвестиции, а не только умозрительные логические рассуждения, как бы прекрасно они на самом деле не выглядели. Irvin Studin изначально и не ставит задачи детальной проработки своего проекта. Но, чтобы принять и тем более начать осуществление высказанной идеи, нужно время для осмысления новой глобальной реальности, согласования каких-то совместных шагов, трудные переговоры. В числе новых членов «Арктической лиги» не упоминается почему-то Индия, крупнейшая экономика мира. Бизнес и государство практически тесно связаны в Китае, в меньшей степени — в России и США. Предлагаемый проект миротворчества с позиций экономики без предпроектной подготовки, разработки реальных бизнес-планов, привлечения инвесторов — внешне больше похож на привлекательную утопию.

Возникающие угрозы реализации данного проекта связаны, по моему мнению, не только с экономикой, но и с политикой, проблемой восприятия «Арктической Лиги» на государственном уровне в Китае, США, России, Индии, Японии, в ЕС, НАТО... Одной из главных проблем при предполагаемом создании «Арктической Лиги» становится вопрос: соответствует ли это национальным интересам как 8-ми арктических стран, так и 13-ти неарктических государств — наблюдателей «Арктического Совета»? Возникает дилемма будущего у «Арктического Совета», который или вообще прекращает свою деятельность, или как-то взаимодействует с новой создаваемой международной структурой. За «Арктическим Советом», к примеру, могут остаться проблемы коренных народов, экологии, сохранения флоры и фауны, изменения климата и т.п. «Арктическая Лига» берёт на себя экономику и политику в Арктическом регионе. К тому же возникает ещё одна ключевая проблема.

«Будут ли США, Китай и Россия объединяться, чтобы сформировать новый мировой порядок после коронавируса? — Irvin Studin задаёт такой вопрос в другой своей статье. Он утверждает, что Вашингтон, Пекин и Москва будут играть ведущую роль в решении постсоветских пандемических проблем и восстановлении международного порядка. Эти три страны являются не только самыми мощными стратегическими, военными и, в двух из трёх случаев, экономическими игроками нашего времени, но и странами, правительства которых мыслят и действуют в «нормотворческом» ключе. Каждый из них будет иметь право вето на планы мирового строительства двух других.

1.jpg

Президент США Дональд Трамп, президент Китая Си Цзиньпин и 

президент России Владимир Путин. Фото: TNS

Три страны, по мнению Irvin Studin, должны разработать архитектуру исторического международного экономического пакета, включая масштабные совместные проекты и предприятия, как государственные, так и частные, чтобы перезапустить разрушенные экономики во всём мире. Совершенно новые институты должны быть созданы в киберпространстве (свобода слова против разумного национального контроля над инфраструктурой Интернета), в управлении беженцами, космосе, энергетике и возобновляемых источниках энергии, а также в таких «интерстициальных» театрах, как Арктика и периферии, соединяющие бывшее советское пространство с Европой и Азией.

Что может расстроить любое сотрудничество между Вашингтоном, Пекином и Москвой по восстановлению мира после войны Сovid-19? Irvin Studin даёт такой ответ: постоянно ухудшающееся доверие и консолидация идеологической «веры» внутри стратегических элит и комментаторов трёх стран. «Пусть этот пересмотренный постпандемический порядок все ещё называют «либеральным международным порядком», или, ещё лучше, «либеральным международным порядком – дубль два». Международный порядок и логика, предшествовавшие пандемии, несмотря на своё несовершенство, неравенство и патологию, по-прежнему оставались самым мирным, продуктивным и организованным порядком в истории человечества, связав человечество посредством коммуникаций, транспорта, торговли, образования и вытащив миллиарды людей, начиная с Азии, из нищеты в хорошую жизнь. «Необходимо закрепить стабилизирующие достижения Организации Объединённых Наций, Европейского Союза и АСЕАН», — пишет Irvin Studin.

Вызовет ли позитивный отклик в России «либеральный международный порядок – дубль два», — покажет время. Думаю, что нет. Как отнесётся к этому Китай в условиях нарастающего противостояния с США, разного рода взаимных обвинений по распространению Сovid-19, торговой войны, введения цифрового юаня (китайской кибервалюты) на государственном уровне, — тоже не очевидно.

Россия, как известно, предложила провести в 2020 г. встречу не трёх, а пяти членов Совета Безопасности, обладающих ядерным оружием. Это предложение России получило поддержку Китая, США, Франции, Британии и сохраняет свою актуальность. Министр иностранных дел России Сергей Лавров в интервью РБК 15 мая 2020 г. заявил о том, что встреча лидеров «ядерной пятёрки» обязательно состоится, и сейчас идёт разработка её повестки, которая «должна охватывать ключевые и магистральные проблемы современного мира, прежде всего с точки зрения стратегической стабильности и глобальной безопасности». С.В. Лавров подчеркнул при этом, что лидеры пяти стран не будут касаться экономических и гуманитарных вопросов, которые входят в компетенцию Генеральной ассамблеи ООН.

Естественно, что экономические, гуманитарные и другие вопросы развития Арктики в условиях затухания пандемии коронавируса также остаются весьма актуальными в ожидании их обсуждения на самом высоком уровне лидеров арктических государств в любом формате.

Проекты о будущем Арктического региона, несомненно, будут ещё появляться. Случайный казус связан, например, с так называемой «Столицей Арктики». Речь идёт о том, что решено создать территорию опережающего социально-экономического развития «Столица Арктики» (далее – ТОР) на территориях муниципального образования «Кольский район» и городского округа «Город Мурманск» Мурманской области. Как отнесутся общественность, правительства семи арктических государств к непреднамеренному провозглашение российского города Мурманска столицей всей Арктики, где расположено восемь государств, являющихся членами Арктического Совета? Было бы логично назвать ТОР «Столица Российской Арктики», а не «Столица Арктики», исключив возможные обвинения в адрес России в претензиях на пространство всей Арктики. Тема эта не новая. По словам помощника госсекретаря США по делам Европы и Евразии Майкла Мёрфи, РФ и Китай «все сильнее бросают вызов интересам США и союзников» в этом регионе (https:// www.rosbalt.ru/world/2020/05/16/1843695.html?utm_ source= smi2). Зачем же ещё лить воду на эту мельницу? В этом контексте правильней было бы трансформировать всю Россию в территорию опережающего социально-экономического развития, а не заниматься казуистикой глобального масштаба, пусть и по недоразумению.

Юрий Лукин

17 мая 2020 года



Возврат к списку


 

Арктические новости