Наука

Развитие журнала «Арктика и Север» по данным РИНЦ:









 
 

Мягкая сила в Арктике: контроль рыболовства в циркумполярной зоне

Версия для печати
15.12.2013

Мягкая сила в Арктике: контроль рыболовства в циркумполярной зоне

Получив письмо от фонда PEW о предотвращении нерегулируемого рыболовства в международных водах Северного Ледовитого океана, я обратился к Ирине Бобырь за разрешением разместить информацию на сайте журнала «Арктика и Север». C её разрешения мною публикуется полный текст этого сообщения.


''Юрий Федорович, добрый день!
Вашему вниманию предлагаем информацию от фонда Pew"


Как предотвратить нерегулируемое рыболовство в Арктике? Эксперты высказали своё мнение на международной конференции РСМД «Арктика: регион развития и сотрудничества»

 4 декабря 2013 г. (Москва) - На конференции «Арктика: регион развития и сотрудничества» Фонд Pew вместе с представителями Государственного департамента США представили решение для предотвращения неконтролируемого рыболовства в международных водах Северного Ледовитого океана (СЛО), т.е. в анклаве, расположенном за пределами исключительных экономических зон приарктических государств. Предлагаемое решение - заключить международное соглашение, которое позволило бы контролировать рыболовство в этом арктическом анклаве. Предложение было единодушно поддержано экспертами - участниками конференции РСМД.

Изменение климата приводит к тому, что с каждым годом ледовое покрытие СЛО сокращается. Международные воды центральной части СЛО по площади составляют около 2,8 млн. кв км. Когда-то они были одним из самых нетронутых уголков планеты, поскольку их защищали многолетние морские льды, и по этой же причине там не было необходимости в каком бы то ни было регулировании рыболовства. В последние же годы эти воды стали освобождаться летом ото льда почти на 40%, и особенно в районе, расположенном к северу от Берингова пролива и непосредственно примыкающем к арктическим морским границам России и США.

Поскольку в настоящее время для этого района открытого моря нет никакого международного правового механизма, контролирующего коммерческое рыболовство, в освобождающемся ото льда анклаве в любое время могут начать добычу суда самых различных стран мира. Объектом добычи здесь может стать небольшая арктическая треска, основным пищевым звеном в арктической цепочке питания – ресурсом, который поддерживает обитающих в Арктике тюленей, а значит и белых медведей. Запасы арктической трески или сайки не изучены, и случайный чрезмерный вылов может привести к подрыву всей хрупкой арктической экосистемы.

В будущем также велика вероятность распространения других видов рыб в освободившееся ото льдов водное пространство, а за ними - рыболовецких траулеров. «Это вполне естественный процесс, когда происходит смещения районов коммерческого рыболовства вслед за миграцией рыбы, мы можем наблюдать это на примере Баренцева моря», говорит Вячеслав Зиланов, председатель координационного совета ассоциаций, объединений рыбной промышленности Северного бассейна.

В этой связи на конференции обсуждался актуальный вопрос позиции арктических государств по вопросу о заключении Международного арктического соглашения по рыболовству – введению добровольного моратория на добычу в открытом море до получения необходимых научных данных о запасах водных биологических ресурсов. Обсуждение велось в рамках секции «Проблемы регулирования рыболовства в Арктическом регионе»

«Арктическим странам важно подписать соглашение, которое бы регулировало рыболовство в центральных водах Арктики, поскольку их интересы непосредственно касаются этого региона», подчеркнул Скот Халлейман, руководитель Международной Арктической программы американского фонда Pew.

Как заявил Альфред Якобсон, исполнительный директор Инуитского приполярного совета (Гренландия): «Политическая ситуации сейчас благоприятная. Канада и Гренландия уже выступили с инициативой и готовы поддержать соглашение. Добавлю, Дания сделает все, чтобы в этом регионе исключить риск неконтролируемого лова. Замечу, принцип датских рыболовов основывается на сохранение и репродукции морских ресурсов на основании общих потребностей граждан. Призываем страны арктической пятерки принять Международное арктическое соглашение по рыболовству в Арктике. Пришло время его создать». «Промедление с принятием договора будет стоить дороже, чем его подписание» - Дэвид Болтон, посол, заместитель помощника Государственного секретаря США по вопросам океанов и рыболовства.

Также экспертами обсуждался вопрос о необходимости мер по изучению и сохранению запасов биологических ресурсов Северного Ледовитого океана (СЛО) в условиях изменения климата и сокращения льдов.

«Соглашение о добровольном моратории необходимо еще для того, чтобы отказаться от коммерческой добычи рыбы до тех, пока не будет выяснены данные об экосистеме СЛО, поскольку в этом районе еще не велись никакие научные работы, и Арктика по-прежнему остается загадкой», сказал Скот Хайлимен, руководитель Международной Арктической программы американского фонда Pew.

Обсуждение проекта соглашения было начато пятью приарктическими государствами (Россией, США, Канадой, Норвегией и Данией от имени Гренландии) весной 2013 года и будет продолжено в Гренландии в феврале 2014 г.

Информация о Pew

Благотворительный фонд PEW – это одна из крупнейших научных экологических правозащитных организаций. Фонд насчитывает более чем 500 сотрудников, которые работают в США, Канаде, Австралии, Новой Зеландии, а так же в Европе, в районе Индийского океана и Западной части Тихого океана. Проекты по сохранению океанов, направлены на поддержание биологической целостности морских экосистем: создание условий по сдерживанию чрезмерной эксплуатации океанов и предотвращению разрушения их морской среды обитания - http://oceansnorth.org/

Контакты для связи: Ирина Бобырь, внешний пресс-офис Pew, агентство Коммуникатор.

Tel: 89163121602; e-mail: bobyr@commgroup.ru''.

Юрий Лукин: вопросы и предварительные комментарии по регулированию рыболовства в «международных водах СЛО»

Прежде всего, хочу искренне поблагодарить внешний пресс-офис The Pew Charitable Trusts, крупнейшего благотворительного фонда США (Филадельфия). С глубоким уважением отношусь к деятельности фонда, стимулирующего гражданскую активность, применяющего аналитический подход, силу знания для решения наиболее сложных проблем, включая экологические проблемы Мирового океана.

В связи с обсуждаемыми предложениями о сохранении биологических ресурсов Северного Ледовитого океана хотелось бы уточнить некоторые детали. И самое главное, понять суть ответов на два основных вопроса.

1. Отвечает ли сегодня предлагаемый контроль за рыболовством в центральной циркумполярной акватории СЛО национальным интересам России, учитывая, что наше государство готовит к представлению в Комиссию ОНН по границам континентального шельфа вторую заявку в 2014 году? В свою очередь, Канада и Дания уже подали в конце 2013 года такие заявки, претендуя на континентальный шельф за пределами своих исключительных экономических зон. Ранее, ещё в 2009 году, были удовлетворены претензии Норвегии на 235 тысяч квадратных километров континентального шельфа.

2. Является ли всё это очередным инструментом мягкой силы, которую всё активнее использует дипломатия США в своей арктической политике, не только и не сколько для сохранения окружающей среды, но с целью интернационализации арктического пространства? И главное, что здесь заставляет сомневаться в искренности благих намерений, это тот факт, что США до сих пор не ратифицировали Конвенцию ООН по морскому праву – United Nations Convention on the Law of the Sea (UNCLOS).

Возникает вполне понятное желание выслушать мнение юристов по международному морскому праву и уточнить вопрос о концептуально-правовом определении «международных вод Северного Ледовитого океана», его корреляции с понятием «континентального шельфа». По мнению уважаемого неправительственного фонда и Госдепартамента США «международные вводы СЛО» – это анклав, расположенный за пределами исключительных экономических зон (ИЭЗ) приарктических государств. Однако за пределами ИЭЗ может быть ещё и континентальный арктический шельф. Как быть с претензиями Дании, Канады, России на северный полюс в этих международных водах, их заявками в Комиссию ООН по границам континентального шельфа? Какие возможности и риски (угрозы) возникают для России при этом?

United Nations Convention on the Law of the Sea (UNCLOS), принятая в 1982 году, как известно, определяет правовой̆ статус обозначенных в ней̆ морских пространств (территориальное море, прилежащая зона, открытое море, континентальный̆ шельф), их пределы (границы) в целях установления их юридического режима. Национальные интересы Дании, Канады, России, Норвегии реализуются в настоящее время на вполне легитимной̆ основе международного морского права. Кроме США, которые, как известно, не ратифицировали UNCLOS. На внутренние воды, территориальное море и воздушное пространство над ними распространяется суверенитет и юрисдикция прибрежного государства.

 Другая часть морских пространств имеет международный статус, правовой̆ режим которых устанавливается международным правом. Любое приарктическое государство (Дания, Исландия, Канада, Норвегия, Россия, США, Финляндия, Швеция) на основе действующего международного права может претендовать на двухсотмильную исключительную экономическую зону моря. Всё остальное – международные воды. За важным исключением: если будет однозначно доказано, что континентальный̆ шельф тянется дальше исключительной экономической зоны.

Рис.1. Международные воды Арктики.
URL: http://img.rg.ru/pril/article/73/12/92/vodi_ arktiki-600.jpg

Все приарктические страны де-факто установили свои исключительные экономические зоны. Давайте посмотрим на картах, схемах о какой циркумполярной акватории СЛО идёт речь и кто претендует на эти пространства с позиций действующей Конвенции ООН по морскому праву 1982 года.

Рис. 2. Алексей Иванов (Институт земной коры СО РАН, Иркутск). Снова об арктическом шельфе. URL: http://www.e-reading.by/bookreader.php/136209/Troickiii_Variant_2009_%2342_%2824-11-2009%29.html Государства Арктического региона, распространение их 200-мильных зон и потенциальные зоны за пределами 200 миль, на которые могут претендовать эти государства. Красным жирным цветом выделены спорные регионы между Канадой, Данией и Россией. Схема взята с сайта http://www.dur.ac.uk/ibru/resources/arctic/ Исследовательского центра международных границ Даремского университета (IBRU, Durham University).

В пределах исключительной̆ экономической̆ зоны прибрежному государству предоставляются суверенные права в отношении разведки, разработки и сохранения естественных ресурсов, находящихся на дне, в его недрах и в покрывающих водах, и управления ими, а также в отношении других видов деятельности в целях экономической̆ разведки и разработки зоны, таких как производство энергии путём использования воды, течения и ветра.

«Главное яблоко раздора» - геополитического передела Арктики в настоящее время представляет континентальный̆ шельф, морское дно. Если Комиссия ООН по границам континентального шельфа удовлетворит заявку, которую готовит сейчас Россия, то наша страна, как и другие приарктических государства, будет иметь право добывать нефть, газ и другие ресурсы за пределами исключительной экономической зоны.


Рис.3. Каминский В.Д. Глубинное строение центрального Арктического бассейна (в связи с обоснованием внешней границы континентального шельфа РФ и оценкой углеводородных ресурсов). 8 июня 2010 г. URL: http://www.ocean.ru/index2.php?option=com_docman&task=doc_view&gid=274&Itemid=78 (дата обращения: 10.12.2013).

В Арктический совет в настоящее время входит 20 государств мира, в том числе 8 членов и 12 наблюдателей. Фактически вполне можно говорить о реальном существовании Арктической G20, включающей страны с различным статусом в Арктическом совете при принятии решений по Арктике. Все эти страны - США, Норвегия, Германия, Китай, Индия, Япония и другие будут иметь возможность ловить рыбу в циркумполярной акватории т.н. «международных вод», разделенных на континентальные шельфы Дании, Канады, России. Что касается США, то его претензии будут легитимными, если это государство ратифицирует Конвенцию ООН по морскому праву и оформит соответствующую заявку в Комиссию ООН по границам континентального шельфа. И вот тут наступает некий момент истины. Конвенцию ООН по морскому праву – United Nations Convention on the Law of the Sea (UNCLOS) США не ратифицировали. А зачем? Может для США с их исключительностью международные законы вообще не писаны. Сила есть, зачем право в Арктике? А вот регулированием рыболовства озаботились: представители Государственного департамента США поддержали предложение экспертов - участников конференции РСМД. Фактически это ещё один шаг, не первый и не последний, по пути «интернационализации» Арктики. Интернационализация в международном праве – признание режима общего международного пользования, что, конечно же, ограничивает национальные права приарктических стран, в том числе Канады, России, Дании, Норвегии.

Ещё об одной характерной детали декларации о принятии Международного арктического соглашения по рыболовству в Арктике. Как говорят у нас, в России, пока ещё «делится шкура неубитого медведя». Говорится о том, что «в освобождающемся ото льда анклаве в любое время могут начать добычу суда самых различных стран мира». Но это всего лишь один из возможных прогнозов изменения климата в Арктике и он не наступит завтра. «Объектом добычи здесь может стать небольшая арктическая треска…». Опять же может стать? «В будущем также велика вероятность распространения других видов рыб…». «Запасы арктической трески или сайки не изучены»…

Так может действительно сначала принять проект и определить конкретные шаги (дорожную карту) по: 1) изучению запасов биологических ресурсов СЛО в условиях изменения климата (как потепления, так и похолодания); 2) разработке и обсуждения международного правового механизма, контролирующего коммерческое рыболовство с учетом действующей UNCLOS (1982); 3) принятию и общественному обсуждению вариантов Международного арктического соглашения по рыболовству – введению добровольного моратория на добычу в открытом море до получения необходимых научных данных о запасах водных биологических ресурсов. Однако этот мораторий не может являться прерогативой только арктической пятерки. Его должна поддержать хотя бы декларативно вся Арктическая G20. Иначе проблема не будет решена в полном объеме и в интересах реальной защиты арктической окружающей среды. В проведении такого рода исследований и дискуссий, как мне думается, свою значимую, очень важную роль может сыграть The Pew Charitable Trusts.

Имеет также смысл подождать несколько лет решения Комиссии ООН по границам континентального шельфа после подачи и удовлетворения заявок Дании, Канады и России. А США ратифицировать UNCLOS (1982).

Что касается России, то было бы логично уточнить также позиции Министерства иностранных дел РФ, Министерства природных ресурсов и экологии РФ по обсуждаемым проблемам, их видение защиты национальных интересов России в условиях интернационализации арктического пространства. «Кемскую волость» мы уже дарили и не одну.

Для России очень важно в настоящее время решить супер актуальнейшую экологическую задачу - выполнить в полном объёме программу генеральной очистки Российской Арктики от мусора предшествующих лет. В условиях очередной заморозки Госпрограммы по социально-экономическому развитию АЗРФ, варианты которой безуспешно разрабатываются с 2009-2010 гг., это одна из немногих сегодня реально выполнимых задач. И наконец, принять в 2014 году многострадальный федеральный закон об Арктической зоне Российской Федерации, проект которого прошёл в 2012-2013 гг. общественную экспертизу и получил хорошие отзывы. Это в наших силах, а то как бы получается, что у нас вообще-то и границ Российской Арктики (АЗРФ) не существует. Какие уж тут национальные интересы в условиях интернационализации, если мы сами так подставляемся, затягивая до бесконечности решение перезревших давно вопросов пo границам Российской Арктики.

В качестве заключения необходимо ещё раз подчеркнуть, что проблемы регулирования рыболовства в циркумполярной зоне акватории Северного Ледовитого океана несомненно являются актуальными и требуют своего решения, внимания как неправительственных общественных организаций и фондов, широкой общественности, так и всех государств, де-факто входящих в Арктическую G20 в рамках Арктического Совета. Это 8 стран, членов Арктического Совета - Дания, Исландия, Канада, Норвегия, Россия, США, Финляндия, Швеция + ещё 12 стран, имеющих статус наблюдателей: Великобритания, Германия, Франция, Польша, Италия, Испания, Нидерланды, Китай, Индия, Сингапур, Южная Корея, Япония. Если здесь ограничиться только государствами, входящими в т.н. арктическую пятерку А5 (Дания, Канада, Норвегия, Россия, США), то будут ли в будущем все принимаемые решения и соглашения по СЛО соблюдаться, обеспечат ли они стабильность в арктическом регионе, снижение уровня конфликтности?

В Арктике, СЛО при возникновении конфликтных ситуаций для их разрешения обязательно необходим системный пакетный подход. В свете всего изложенного, включая проблемы определения принадлежности континентального шельфа той или иной приарктической стране, вопросы природопользования, контроля рыболовства, сохранения арктических биологических ресурсов сегодня и для будущих поколений землян и др .

Лукин Ю.Ф., д.и.н., профессор,
главный редактор журнала «Арктика и Север»


Возврат к списку


 

Арктические новости